July 3rd, 2014

Кошка подмигивающая

Время Эренбурга

Многие женщины замечали, что сытый муж в продуктовом магазине ничего не хочет. Вернее хочет поскорее покинуть помещение. Дама, которой нет нужды готовить, не станет переписывать кулинарные рецепты, а счастливый влюбленный при виде брачного агентства хихикнет и пожмет плечами. Зимой мало кому интересны соломенные шляпки, в сушь совет взять зонтик вызывает раздражение, а человек здоровый напрочь забывает, что у него в аптечке. Зато, когда в доме появляется котеночек, фукарцин и зеленка становятся предметом первой необходимости. Оно и понятно - бытие определяет сознание.

Куда менее очевидно, когда дело доходит до художественной литературы и, тем более, до публицистики. Ни излете советской власти потребности в памфлетах Эренбурга не было. Войны никто не хотел и не ждал, прошлое казалось понятным, будущее не пугало. Эренбург смирно лежал в библиотеках, ажиотаж вызывали совсем другое книги.
Collapse ) тогда для Эренбурга было не время, теперь оно наступило. К несчастью.





Ложь

Есть испанская песенка:
Одни поют, что знают.
Другие знают, что поют
.

Гитлер знает, что он поет. Немцы поют, что знают.Collapse )

Когда обманывают ребенка — обидно, хочется прогнать обманщика. Но немцы не детки, это великовозрастные детины с линотипами и автоматами. Почему их обманывают? Потому что они хотят быть обманутыми. Им страшна правда. Вожак «гитлеровской молодежи» Бальдур фон Ширах сказал: «Лучше германская ложь, чем человеческая правда». А один из его выкормышей, ефрейтор Штампе, записал в дневнике: «Сегодня передавали по радио, что три миллиона русских окружены и мы их через неделю всех перебьем. Может быть — вранье, но во всяком случае приятно слушать…»

Они выросли на лжи, это их материнское молоко. Они лгут подчиненным. Они лгут начальникам. Они лгут за границей. Они лгут у себя дома. Они не могут не лгать. Когда они подписывают договор о дружбе, они прикидывают, куда бы кинуть бомбу. Когда они говорят о культуре, это значит, что через час они будут грабить, а через два вешать.

Спорить с ними? — Штыками. Опровергать их ложь? — Пулями.
29 августа 1941 г.


"...через час они будут грабить, а через два вешать" формулирует Эренбург в страшном 41-м. "Вешать будем потом" откровенничает сами знаете кто в 2014-м. Тоже страшном.